smsSMS
phone8 938 014 68 33
mailmagaslife@gmail.com

Южной Осетии не придется упрашивать Россию о воссоединении

« Назад

26.10.2015 11:42

Недавнее заявление президента Южной Осетии Леонида Тибилова о намерении инициировать проведение референдума о вхождении республики в состав РФ вновь напомнило о крымском прецеденте. И об «окне возможностей», с таким грохотом захлопнувшемся в РЮО в прошлом году. Летом 2014-го на выборах в парламент победила партия «Единая Осетия», главным и фактически единственным предвыборным лозунгом которой был призыв к воссоединению осетинского народа в составе Российского государства. Это говорило о геополитических предпочтениях южных осетин лучше любых опросов и референдумов. Однако политическая неопытность партийных функционеров привела к тому, что благоприятный момент был упущен и к концу года о примере Крыма в РЮО старались уже не вспоминать.

России тоже было не до того: трагические новости с Украины занимали основную часть информационного поля. Чуть менее месяца назад к этим заботам прибавилась и операция в Сирии, на глазах меняющая геополитический ландшафт всего региона. Тем неожиданнее стал нынешний «перезапуск» темы вхождения Южной Осетии в РФ. Неожиданнее и, надо сказать, своевременнее: когда, как не сейчас, пора воспользоваться шансом и решительно изменить карту Большого Кавказа? После Крыма и Сирии даже самым завзятым алармистам стало очевидно, что Россия более не беспокоится о мнении «коллективного Запада» и намерена реализовывать свои национальные и государственные интересы в той точке земного шара и в той степени, в которой сочтет нужным. Тем более что западная реакция на любое мало-мальски существенное усиление российской мощи по определению может быть только отрицательной.

Немаловажно, что воссоединение осетин в составе РФ было единственнымлозунгом национального движения Южной Осетии, о чем многие сейчас предпочитают помалкивать. Забывчивым придется напомнить, что идеи построения в РЮО «независимого государства» (разумеется, за счет российского бюджета — об этом теперь тоже не принято упоминать) возникли в умах некоторых югоосетинских чиновников даже не сразу после признания независимости республики в 2008 году, а спустя несколько лет после этого исторического момента. Через семь лет существования в признанном статусе приходится констатировать, что «государственная независимость» РЮО, увы, не состоялась. В республике, несмотря на масштабные российские финансовые вливания, продолжается деградация как социально-экономической, так и общественно-политической сферы. Отдельные позитивные моменты вроде открытия в Цхинвале швейной фабрики или спортивного комплекса, к сожалению, не меняют общей картины.

Что касается политического пространства, то Южная Осетия — и это самая серьезная утрата — практически потеряла то, чем столь выгодно отличалась от большинства северокавказских национальных республик: широту горизонтов, глубину видения перспектив, полет национальной мысли. Все то, что столь емко выражено в гениальной строчке великого осетинского поэта и просветителя Коста Хетагурова: «Вселенная — Отечество мое». Общественно-политическая жизнь республики выродилась, превратившись, как ни больно это писать, в эдакий политкурятник, большинство медиаобитателей которого пытаются восторгаться тем, что в Цхинвале — вот это достижение! — заасфальтировали улицу или «наладили мосты» с главой какого-нибудь заштатного итальянского городка. Лишь пытаются, потому что высокий образовательный уровень большинства южных осетин никак не позволяет делать это искренне. «Депрессия, сплошная депрессия», — так описывают обстановку в республике большинство местных лидеров общественного мнения.

Тревожно, что на этом фоне прозападное лобби в РЮО постепенно обретает силу, а ведь еще несколько лет назад само словосочетание такого рода звучало бы просто абсурдно. Но все меняется буквально на глазах, и вот уже в юбилейном номере местного глянцевого журнала Cxinval magazine выходит статья сотрудника американского Jamestown Foundation Валерия Дзуцева под названием «Уроки Ботсваны для Южной Осетии». Мало того что пропагандист создания «независимого осетинского государства» (разумеется, вне пределов РФ) предлагает республике равняться на отсталую африканскую страну — он также многократно призывает «вернуть Южную Осетию ее народу». Видимо, через появление в республике «бизнесов» «ингушей, чеченцев, кабардинцев, грузин, дагестанцев», что, дескать, благоприятно скажется на инвестиционном климате. Ясно, однако, что в нынешней ситуации подобные инвестиции послужат не развитию югоосетинской экономики, а полному переформатированию внутренней ситуации, и отнюдь не в интересах осетин.

Фото: Лана Парастаева / Коммерсантъ

 

Но это, похоже, уже мало кого смущает, как и крепнущие среди определенной части югоосетинской молодежи (в большинстве получившей в России бесплатное высшее образование) практически открыто антироссийские и даже антирусские настроения. Эксперты давно обратили внимание на эту, мягко говоря, негативную тенденцию, начало которой было положено неадекватными действиями некоторых российских чиновников среднего звена в ходе президентской кампании 2011–2012 годов. Мониторинг социальных сетей и общей ситуации в РЮО показывает, что она набирает силу и в достаточно скорой перспективе будет представлять серьезную угрозу. Пускать эти процессы на самотек — верх безответственности.

Очередной лакмусовой бумажкой стало обсуждение инициативы президента Тибилова. «Вместо независимости мы обретем статус района», «Южная Осетия — национальное осетинское государство» (подоплека этого утверждения — упор на некую «национальную исключительность», которую якобы надо сохранять ценой максимального дистанцирования от России), «В деле нашего уничтожения как народа на наших глазах РФ за последние семь лет сделала тоже очень много», «Вы пихаете мой народ в очень невыгодную сделку» и так далее, и это еще относительно спокойные комментарии.

А вот квинтэссенция «аргументации» противников воссоединения: «РФ понавезла нам сначала воров и кретинов. Вынудила выехать большинство населения. Хамоватые военные хамят на улицах, офицеры кроют матом в магазинах в присутствии детей и женщин. Полуголые их бабы поправляют белье на площади. Как же нам не хотеть в Россию... Прекрасно, кстати, понимаем, что именно в составе РФ к нам хлынет нестабильность северокавказских республик и о безопасности именно тогда можно будет забыть». Излишне говорить, что описанная ситуация не соответствует действительности, но это никого не волнует. Некие самозванные «интеллектуалы», не стесняясь, говорят о «колонизаторах» и «кураторах из центра», при которых в Северной Осетии якобы подавляются «национальная культура и вера»: смотрите, мол, куда нас толкают. И вновь приходится констатировать: еще пару-тройку лет назад подобные публичные высказывания реальных людей, а не сетевых троллей были просто невозможны. Если бы кто-то по глупости и допустил такое, то был бы тут же остановлен другими участниками дискуссии.

Помимо откровенно националистических ноток, во всем этом прослеживается явное непонимание международной ситуации, то есть совершенно не характерная для осетин политическая узколобость. Очевидно, что противники референдума о вхождении РЮО в РФ никакого «независимого государства» не построят (пока, во всяком случае, из этой затеи ничего не вышло), а вот оказать услугу Грузии, спящей и видящей «возвращение» Южной Осетии в свой состав, они вполне способны. Прогрузинское лобби на федеральном уровне по-прежнему никуда не делось, а в разворачивающемся в регионе масштабном переделе мнение малых игроков будет учитываться далеко не в первую очередь.

Аргументы в поддержку скорейшего вхождения РЮО в состав РФ известны, но, по-видимому, стоит повторить их еще раз. Это воссоединение разделенного осетинского народа с широкими возможностями развития национального языка и культуры, окончательное решение вопроса безопасности (РФ не разбрасывается своими субъектами Федерации), раскрытие перед Осетией как форпостом России на Кавказе новых перспектив общественно-политического, социально-экономического и национально-культурного характера. Реальных, а не абсурдных, аргументов против — не существует.

Если же в обозримом будущем воссоединения не произойдет, Южная Осетия столкнется с достаточно опасными геополитическими вызовами. Российско-осетинское информационное поле демонстрирует их во всей неприглядности. Сейчас нет ни времени, ни средств играть в «национальную государственность» республики, население которой составляет не более 50 тысяч человек. РЮО объективно не имеет возможности достичь военной и экономической самодостаточности. Логично ставить перед собой более реалистичные задачи, максимально широко используя имеющийся интеллектуальный и кадровый потенциал.

Впрочем, все вышесказанное относится к небольшой (правда, очень активной и агрессивной) группе интернет-идеологов «независимости», часть которых к тому же ведет свою деструктивную агитацию из-за пределов республики, чаще всего из Москвы. Итоги же будущего референдума не вызывают сомнений: за вхождение Южной Осетии в состав РФ (конечно, отдельным субъектом Федерации) выскажется подавляющее большинство граждан республики. Решение России тоже не заставит себя ждать. Как все мы помним, Крыму не пришлось упрашивать Москву о принятии в состав РФ. Нелепо полагать, что это придется делать Южной Осетии. 

Источник: rusplt.ru



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: