smsSMS
phone8 938 014 68 33
mailmagaslife@gmail.com

Шейх Карадаги смягчился к России?

« Назад

24.11.2015 11:46

Всемирный союз мусульманских ученых (ВСМУ) в который входят 80000 человек из 90 стран мира, выступил 7 октября с заявлением, осуждающим Россию за участие в сирийском конфликте. В ответ 40 российских участников ВСМУ написали обращение с претензиями на имя президента союза шейха Юсуфа Кардави и генерального секретаря шейха Али Мухиддина Карадаги - и разместили на русскоязычной версии сайта организации.

Президент и генсек ВСМУ выставили участие России в сирийском конфликте как выступление на стороне шиитов. Однако, по мнению российских членов ВСМУ, исходя из исламских догматов и устава организации, для принятия решения по данной фетве они должны были привлечь российских исламских ученых.

По их словам, солидная мировая научная исламская организация, в которую российские исламские ученые вступали, полагая, что она стоит вне политики, на практике используется в политических целях.

На днях шейх Карадаги выступил с дополнительным разъяснением, где указал, что ВСМУ осуждает «Исламское государство» (организация признана террористической и запрещена в России) и приветствует усилия России по урегулированию ситуации в Сирии, но вместе с тем по-прежнему считает необходимым отстранение от власти президента Башара Асада.

За комментарием КАВПОЛИТ обратился к главе российского представительства ВСМУ Шафигу Пшихачеву.

– Расскажите о деталях нового обращения шейха Карадаги.

– Всемирный союз мусульманских ученых поменял свою позицию, то есть, можно сказать, руководство поменяло свою позицию в отношении участия российских военно-космических сил по противодействию ИГИЛ. Это самое главное.

Доктор Али Муххидин Аль-Карадаги, который является генеральным секретарем Всемирного союза мусульманских ученых, неоднократно приезжал в Россию и принимал участие в мероприятиях различного формата...

Шафиг Пшихачев. Фото: islamreview.ru

– А что конкретно поменялось в позиции руководства ВСМУ?

– В первом своем выступлении они буквально осудили участие Российской Федерации в войсковой операции на территории Сирии. И, естественно, такая позиция – что, мол, Россия поддерживает Башара Асада, что, мол, Россия прежде всего не за сирийский народ якобы, а именно за сохранность Башара Асада, его режима.

Но сейчас говорится так, что исходя из любви к мусульманам из числа граждан РФ, мы искреннее не желаем, чтобы в Сирии погибали россияне. Расхождения руководства организации с позицией России касались только отношения к умеренной оппозиции и персонально к Башару Асаду. ВСМУ считает, что сирийский народ имеет полное право его сменить.

При этом они согласны с Россией, что смену режима должен осуществлять именно сирийский народ, а не другие страны – и приветствуют, что РФ с другими странами ищет политическое решение для того, чтобы обеспечить свободу волеизъявления сирийского народа. То есть это уже смягчение, явное смягчение позиции.

– Вы удовлетворены такими словами шейха Карадаги?

– Не совсем. Во-первых, как и в предыдущий раз, никто из 40 российских членов ВСМУ не принимал участия в формировании документа.

Во-вторых, мы как представители России считаем, что уставной задачей этой авторитетной организации не является делать какие-то политические заявления, а именно вопрос касаемо статуса и отношения к Башару Асаду, что он должен куда-то там идти.

Мы считаем это политическим заявлением, которое выходит за рамки уставной деятельности, целей и задач Всемирного союза мусульманских ученых.

– У меня такое уточнение: а заявление о том, что, скажем так, мусульманские ученые поддерживают сирийский народ в борьбе против «Исламского государства», является политическим?

– Нет, против ИГИЛ – это не политическое.

– Почему? Разве эта организация не политического свойства?

– Нет, вы знаете, я говорю о том, убирать Башара Асада или не убирать – законно избранного руководителя страны. Делать какие-то заявления – это политическое.

– А насчет ИГИЛ – почему не политическое?

– Разве мы можем считать, что ИГИЛ образовало Исламское государство, в создании которого должна принимать участие вся мусульманская умма?..

Более того, исламские ученые практически всего мира придерживаются мнения, что это формирование не имеет права называть себя «Исламским государством».

Разве мы можем называть чисто политическим обращение Всемирного союза мусульманских ученых против ИГИЛ? Нет, конечно.

– То есть вы хотите сказать: заявление о том, что ИГИЛ не является легитимным исламским государством, не политическое?

– Это заявление Всемирного союза мусульманских ученых, который выступает с точки зрения ислама против такого формирования. Потому что это формирование своей целью ставит создание так называемого Исламского государства

– А одобрение или неодобрение военных действий против ИГИЛ – это политический акт?

– Вы сейчас зацепились за то, что я сказал «политическое». Я говорю – политическое заявление в отношении законно избранного руководителя страны не допускается, это воспринимается как вмешательства во внутренние дела государства

– Кем или чем не допускается?

– Уставом Всемирного союза мусульманских ученых.

– То есть устав говорит, что нельзя делать политические заявления?

– Устав говорит, что Всемирный союз мусульманских ученых не занимает ту или иную позицию в отношении того или иного государства, не поддерживает и не вмешивается во внутренние дела государства, не осуждает руководство какого-либо государственного образования. Поэтому мы и вступили в эту организацию – мы не считаем допустимым вмешиваться в дела государства, у которого есть свои граждане, выбирающие себе руководителя.

– А если где-то ущемляются права мусульман?

– Тогда мы считаем, что Всемирный союз мусульманских ученых может выступить, допустим, с заявлением о защите прав мусульман. И свое заявление он может адресовать главе государства, оповестив его, что в какой-то ситуации нарушаются права мусульман, а это противоречит нормам ислама. И это точка зрения ислама.

Это допустимо и в отношении Башара Асада. Но выступить с заявлением, что он не соответствует занимаемой должности и должен уйти, Всемирный союз мусульманских ученых не имеет права.

– А по поводу концепции исламского государства ВСМУ высказывался?

– Исламское государство, просуществовавшее практически 1000 лет, имеет, естественно, свою доктрину и политическую доктрину, и свои формы образования. Это в исламе есть. Но мы сейчас говорим конкретно об организации – Всемирный союз мусульманских ученых. И цель здесь – развитие ислама, донесение до сознания мусульман ценностей ислама.

Сейчас, когда мусульманский мир расколот различными силами, представляющими какие-то политические группы, именно эта авторитетная организация должна выступать против такого раскола и призывать к объединению.

– А можно в принципе представить себе, что урегулирование в Сирии произойдет без участия внешних сил, будь то США, Франция, Россия или кто-либо еще?

– Вы знаете, к сожалению, с начала арабской весны, насколько я представляю, в ближневосточных странах образовались такие группировки, которые поддерживаются разными государствами и различными политическими кругами, что мне трудно представить сегодня, как без поддержки, без участия вот этих стран возможен диалог внутри Сирии.

– В том числе Америки?

– И Америки.

– Как вы думаете, участие России в сирийском конфликте скажется на положении мусульман в России, в частности, на Северном Кавказе? Возрастет ли опасность –  или наоброт? На ваш взгляд, могут быть какие-то изменения в хорошую или плохую сторону?

– К сожалению, опять же я повторюсь, не без участия сторонних сил арабская весна разыгралась. Но так не может продолжаться...

Первое – братоубийственная война, которая сегодня идет на Ближнем Востоке, не может продолжаться бесконечно. Второе – сегодня тысячи граждан Российской Федерации и постсоветского пространства участвуют в конфликте. По некоторым данным, уже около десяти тысяч насчитывается их. Раньше говорили о пяти-семи тысячах. Это не может не угрожать странам, откуда прибыли эти боевики.

Это опять же не только развитие самого ИГИЛ, это уже безопасность практически стран, являющихся членами СНГ. Конечно, любое государство имеет право защищаться от такого явления.

Создание ИГИЛ само по себе угрожает безопасности. Увы, не только на Ближнем Востоке, но и на планете: мир стал еще более хрупким, угроза миру возросла – и достаточно, если не сказать в разы. Поэтому нужно объединить все усилия.

При этом я абсолютно поддерживаю и принимаю выступление нашего президента, который говорит, что надо создать широкую коалицию. Почему? Потому что так называемое сегодняшнее «Исламское государство» включило в себя практически выходцев из всех стран. Как говорится, там воюет более 80 стран. И поэтому, конечно, это угроза мировой безопасности.

Этого нельзя категорически допускать. И к сожалению, я скажу, что нынешнее участие России, оно не вызвано какими-то амбициями, – это необходимость. Мы неоднократно встречались с религиозными деятелями, в том числе с верховным муфтием Сирийской Арабской республики шейхом Хассуном. Он суннит (давайте будем исходить из этого) и с первых дней говорил, что не было необходимости на территории Сирии разворачивать эту братоубийственную войну. И то, что происходит на территории Сирии, является прямой угрозой безопасности Российского государства.

– То есть шейх Хассун тоже беспокоился о безопасности Российской Федерации?

– Конечно, он неоднократно это высказывал. Он неоднократно приезжал в Россию, принимал участие в международных конференциях и Совет муфтиев РФ посещал, он постоянно это подчеркивал. Поэтому на самом деле существует надежда простых жителей Сирии на помощь России.

– Вы говорили, что несколько тысяч граждан России могут находиться там, в Сирии. Насколько я знаю, они находятся не только в ИГИЛ или в рядах еще одной запрещенной организации – «Джабхат-аль-Нусра», но и в составе других военных группировок, например в «Свободной сирийской армии», с которыми, как оказалось, теперь Россия готова вести диалог. Но тем не менее люди уехали воевать против Башара Асада. Как может поменяться отношение к ним?


– Я думаю, что к любому гражданину Российской Федерации, который где-то имел какое-то соприкосновение, нужно относиться индивидуально. Если человек принимал участие где-то в убийстве людей, и это доказано, то он должен понести наказание.

Но если человек был сочувствующим или, допустим, на стороне «Свободной сирийской армии», и сегодня представляет для них какую-то ценность – и они поручатся за него, что он не представляет угрозы обществу, – то, я считаю, с каждым персонажем надо определяться индивидуально. 

Источник: kavpolit.com



Комментарии


2015-11-24 12:17:14 щука #
что и следовало доказать

Ответить / Цитировать

2015-11-24 12:17:58 Микаил #
вот такие у нас руководители мусульман, что делать палестинцам с таким руководством

Ответить / Цитировать

2015-11-25 01:07:13 Аналист #
Пшихачев все скажет и напишет так, как его научил его куратор ФСБ (КГБ, НКВД, ГПУ, ЧК)

Ответить / Цитировать

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: