smsSMS
phone8 938 014 68 33
mailmagaslife@gmail.com

Мать Чемурзиевой Лейлы обратилась к президенту России

« Назад

07.03.2016 08:17

Мать подозреваемой в пособничестве членам НВФ Лейлы Чемурзиевой обратилась к президенту России Владимиру Путину с просьбой пресечь беззаконие в отношении ее дочери.

Президенту

Российской Федерации Путину В.В.

Орцхановой Людмилы Магометовны, проживающей по адресу:

РИ, г.Назрань, м/о Насыр-Кортский, ул.Садовая, 8 «а» т. 8-928-742-96-63

ОБРАЩЕНИЕ

Уважаемый Президент Российской Федерации!

Вынуждена обратиться к Вам лично, поскольку не осталось никакой надежды на то, что кто-нибудь из чиновников сможет услышать меня и принять меры, чтобы пресечь это беззаконие и произвол.

Мою дочь Чемурзиеву Лейлу Назыровну, 1984 года рождения, мать троих малолетних детей в результате этого произвола в одночасье из пострадавшей превратили в преступницу. В настоящее время она содержится в СИЗО г.Карабулак, а следственный отдел по г.Назрань проводит расследование дела в отношении нее.

Все началось с того, что вечером 31 октября 2015 года она оказалась, совершенно непредумышленно, на самом многолюдном городском рынке г.Назрань. Ровно за 40-45 минут до этого, около 17 часов, здесь же в районе рынка, на глазах сотен людей были расстреляны двое молодых людей, которые, как потом сообщили в прессе, были участниками бандподполья. Как я уже сказала, множество людей наблюдало это происшествие и каждый из них в течении определенного времени имел возможность не только лицезреть убитых боевиков, но даже снимать на мобильные телефоны их трупы, поскольку они лежали на оживленном месте без какого-либо оцепления. На интернет-сайтах в этот же вечер каждый желающий мог просмотреть эти видеосъемки, сделанные на месте происшествия.

В тот самый момент, когда проводилась эта спецоперации моя дочь Лейла находилась на другом конце города, в республиканской клинической больнице г.Назрань, где со своей родственницей М.Цицкиевой они навешали общую знакомую Шакриеву Мадину, страдающую тяжелой формой онкологии. Как уже установлено следствием, они находились в палате у больной с 15 часов 30 минут до 17 часов 10 минут. Около 17 часов 15 минут Лейла на своей автомашине отвезла М.Цицкиеву домой, в микрорайон «105-й массив» г.Назрань, который как- раз расположен за этим злополучным рынком. Они благополучно проехали место происшествия, ничего не заметив. Затем, высадив у своего дома М.Цицкиеву, моя дочь поехала домой обратно через тот же рынок. Это было уже время вечерних сумерек, когда возникают проблемы с видимостью на дороге.

В тот момент, когда она проезжала то место, где 40-45 минут назад закончилась спецоперация, на проезжей части дороги никаких препягствмй она не заметила, то есть ни ограждений, ни знаков. И в этот момент, она подверглась неожиданному обстрелу со стороны сотрудников полиции, которые как сейчас говорят, находились в оцеплении места происшествия.

Как только почувствовала, что стреляют по ней, моя дочь сумела остановить свою автомашину у обочины дороги. К ней тут же подбежали сотрудники полиции, вытащили ее, получившую множественные огнестрельные раны, из автомашины. Затем они, в ее присутствии, тщательно досмотрели салон и багажник автомашины и, не обнаружив ничего незаконного, а также поняв, что ранили ни в чем не повинную женщину, незамедлительно доставили ее в ту же самую больницу, которую она покинула полчаса назад. Эти же сотрудники полиции в больнице перед началом операции, дали моей дочери возможность позвонить мне и сообщить о том, что с ней случилась беда.

Операция прошла успешно, и, казалось бы, все закончилось благополучно для моей дочери. Однако, как только сотрудникам полиции стало известно, что 9 лет назад, в августе 2006 года, при проведении такой же спецоперации был убит муж моей дочери В.Точиев, участник незаконных вооруженных формирований, проблемы моей раненной дочери стали нарастать как снежный ком.

В этот же вечер на официальных интернет-сайтах появились сообщения о том, что Лейла Чемурзиева, «вдова убитого боевика», оказалась на этом месте не случайно, что она была соучастницей убитых в тог вечер террористов, что она выполняла у них роль связной и т.д. Кроме того, эти сообщения сопровождались самой циничной ложью о личной жизни моей дочери, которая как было очевидно, имела цель оправдать в глазах общественности незаконные действия против нее, а также опорочить ее доброе имя.

Эти распространяемые в прессе клеветнические сведения стали для следственного органа главной уликой и основанием для возбуждения против моей раненной дочери уголовного дела. Они, не имея никаких иных объективных оснований, обвинили мою дочь в том, что она, якобы пыталась совершить наезд на сотрудников полиции, которые стояли в оцеплении.

Из больничной палаты, не позволив завершить лечение, в тяжелом состоянии, в котором она и сегодня находится, Лейлу перевели в следственный изолятор.

К непрекращающемуся с того вечера процессу ее публичной экзекуции на интернет-сайтах подключился и канал местного ГТРК, который продублировал на публику всю эту клевету о моей дочери в своей специальной передаче. При этом даже ее малолетних детей не пожалели.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я рассказываю все эти подробности для того, чтобы показать Вам степень беззакония, до которой дошли эти люди, чтобы публично очернить и любой ценой наказать мою дочь, а самим уйти от ответственности за то, что они с ней сотворили. О том, до какой степени низости они дошли, показывают некоторые методы их работы: эти люди, которые служат в правоохранительных органах, пу ликуют на подконтрольных им сайтах и на телевидении, со своими циничными комментариями, личные фотографии моей дочери и ее детей, взятые из ее мобильного телефона, который находится в материалах уголовного дела.

Можно ли говорить после этого об объективности следствия?

Главный аргумент, который они пытаются использовать в деле незаконного обвинения моей дочери, состоит в том, чтобы убедить общественность, а потом и суд, в том, что она, «вдова убитого боевика», не случайно оказалась в тот вечер на месте происшествия.

Под эту изощренную логику, с первых же дней озвученную в прессе, подгоняется и весь ход следствия по сфабрикованному против моей дочери уголовному делу.

Не желание и неспособность следствия руководствоваться нормальной логикой при расследовании этого дела и делать свои выводы только на основе объективно установленных фактов, а не «интернет-домыслов», проявляется с самого начала следствия.

Мне, матери, тяжелее всего от того, что фальсификация уголовного дела против дочери совершается самыми унизительными способами, с использованием распространяемой через сайты и СМИ лжи и домыслов.

Я как гражданка этой страны, прожившая долгие годы, осознаю, что с преступностью надо бороться самыми строгими мерами, которые в законах заложены, что есть силы, которые пытаются дестабилизировать ситуацию в нашем государстве и ослабить его. Но я точно знаю, что те средства и методы, которые используются сегодня этими недобросовестными сотрудниками для того, чтобы очернить мою дочь и любой ценой объявить ее преступницей, не способны достичь положительного эффекта в деле борьбы с преступностью или сохранения стабильности. Преступными методами нельзя добиться торжества добра и справедливости.

Чувство от всей этой беспредельной и безнаказанной вседозволенности самое подавленное и тревожное. Такое впечатление, что здесь в Ингушетии в начале 21 века пытаются вернуть атмосферу страха и террора 30-х годов, когда жены и дети «врагов народа» отправлялись в лагеря только за одно родство с ними. Ведь единственная вина моей дочери только в том и заключается, что она имела несчастье быть женой человека, убитого 9 лет назад по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям.

Неужели все это некому остановить?

Я обращаюсь к Вам, уважаемый Президент, как гаранту Конституции Российской Федерации, в которой права и свободы человека признаны высшей ценностью государства, обратить внимание на проблему моей дочери, матери троих малолетних детей, остро нуждающихся сегодня в ней.

Я прошу Вас дать ей право на правосудие, обеспечив объективное и открытое расследование всех обстоятельств, произошедшего в тот злополучный вечер 31 октября 2015 года, когда сотрудниками полиции, находившимися в оцеплении места происшествия, была обстреляна автомашина под ее управлением.

С уважением к Вам, Орцханова Л.М.

Чем1чем2чем3

ГIалгIайче



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: