smsSMS
phone8 938 014 68 33
mailmagaslife@gmail.com

«Лишь вера помогает мне держаться»

« Назад

02.11.2015 11:55

В Чечне, как и в других регионах, борются с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков разными способами: от привлечения к уголовной ответственности до общественно-полезного труда. Республиканские власти намерены реализовать еще один метод борьбы — словом Божьим. Для этого планируется построить исламский реабилитационный центр для наркозависимых.

«Снова берутся за свое, когда откачиваем»

Республиканский наркологический диспансер в республике функционирует с 1979 года. В разные годы количество мест в нем варьировалось от 60 до 260. На сегодняшний день там всего 25 коек, а само медицинское учреждение располагается на первом этаже республиканского психоневрологического диспансера.

– Это помещение мы арендуем уже четыре года, – рассказывает врач-нарколог Хизри Татаев. – На данный момент на стационарном лечении у нас двое больных токсикоманией, один с наркоманией и пять человек с алкоголизмом.

По словам Татаева, за помощью в диспансер обращаются редко. Тех, кого приводят родственники в принудительном порядке, на лечение не берут.

Республиканский наркологический диспансер. Хизри Татаев в центре

 

– Какой толк будет от этого лечения, если даже те, кто добровольно у нас лечились, чаще всего потом срываются? – задается он вопросом. – Пациент сам должен прийти к решению начать лечение, иначе все будет бесполезно.

​За помощью в диспансер обращаются редко. Тех, кого приводят родственники в принудительном порядке, на лечение не берут

В ходе беседы с Хизри Татаевым выяснилось, что в республике остро стоит вопрос алкоголизма и «аптечной наркомании».

– В нашем регионе эти два вида зависимости более доступны, – поясняет врач-нарколог. – В основном под зависимость попадает молодежь. Они выезжают в соседние республики, чтобы приобрести необходимые препараты для изготовления наркотика. А потом поступают к нам с передозировкой от прегабалина (содержится в противоэпилептическом препарате «Лирика» – прим. авт.) или баклофена (содержится в миорелаксирующем препарате «Баклосан» – прим. авт.). А когда мы откачиваем их, они уходят и снова берутся за свое.

От наркозависимости спасет вера

В феврале текущего года Рамзан Кадыров в своей резиденции устроил «показательную порку» «аптечным наркоманам», пойманным у одной из аптек в Пятигорске. Уроженцы республики, среди которых оказалась и семейная пара, выезжали за пределы Чечни, чтобы приобрести опасные психотропные вещества.

– Коран запрещает все опьяняющие напитки. Вы – позор для чеченцев, вы – наркоманы и алкоголики, – заявил Рамзан Кадыров задержанным землякам.

Об отношении религии к одурманивающим веществам часто говорят представители духовенства республики на встречах с молодежью.

Директор департамента по связям с религиозными и общественными организациями администрации главы и правительства ЧР Ризван Дадаев на встрече с заместителем начальника управления ФСКН по ЧР Асланбеком Зармаевым обсудил вопрос создания исламского центра для реабилитации наркозависимых.

​В Чечне наркоманов привлекают к общественно-полезному труду, как предложил спикер парламента республики Магомед Даудов

Эта инициатива была предложена нарконтролем. Асламбек Зармаев утверждает, что деятельность подобных центров признана наиболее эффективной в лечении наркомании.

– Создание центра находится на стадии обсуждения, – отметил Зармаев в телефонном разговоре с корреспондентом КАВПОЛИТа. – Мы собрали необходимый пакет документов и теперь нам необходимо представить проект главе республике. Если он одобрит эту идею, то мы начнем строительство исламского реабилитационного центра.

Врач-нарколог Хизри Татаев инициативу поддерживает и даже приводит в пример случаи, когда вера ускоряла лечение наркоманов.

– К нам пришел как-то бывший пациент и сказал, что у него часто возникали минуты слабости, но в эти моменты он вставал на молитвенный коврик или читал суры – и ему становилось немного легче, – отмечает Татаев.

Одумался, когда снял со спящей матери сережки

В Чечне наркоманов привлекают к общественно-полезному труду. С такой инициативой выступил спикер чеченского парламента Магомед Даудов. Идею поддержали правоохранительные органы и родители нарушителей.

Семья Умаровых на «исповедь» долго не решалась. Сын и мать сами изъявили желание рассказать свою историю КАВПОЛИТу, но потом несколько раз откладывали встречу, отказывали и вовсе не брали трубку. А в пятницу вечером Зарган позвонила и сказала: «Ваха решился. Только фото не делай, мне его еще женить».

Вахе Умарову 27 лет, пять из них он принимает наркотики. Говорит, что начал с «безобидного курения анаши», а потом захотелось «нечто большего».

– Жил я тогда в Питере. Приехал учиться в Санкт-Петербургский государственный горный университет. На первом курсе учился хорошо, ночью ходил подрабатывать охранником в супермаркет неподалеку от общежития. А потом я решил, что скучно живу и надо иногда развлекаться. Тут-то мне и попались «веселые» ребята Арсен и Магомед, – рассказывает Ваха.

Молодые люди, поняв, что у Вахи есть деньги, стали с ним дружить, и вся его зарплата начала уходить на покупку «травы».

– Я долго не могла понять, почему сын стал просить перевести ему денег. Раньше-то он сам себя обеспечивал и даже нам подарки присылал, – вспоминает Зарган. – Он то 10 тысяч просил ему перевести, то 15. А через месяц я вместо денег отправила к нему своего брата Мовлди. Он привез домой худого, обозленного парня с красными глазами, и я просто не узнала своего сына.

В ходе семейных разборок выяснилось, что Ваха после употребления анаши перешел к более крепким наркотикам, и дядя буквально вытащил его из-под иглы.

– Мы думали, что ад закончился, когда мой мальчик приехал домой, – плачет Зарган. – Ан нет, через месяц он начал тащить все дорогие вещи из дома.

​Я прошу запереть меня в комнате, а сам встаю на молитвенный коврик. И пока мне не становится легче, не перестаю молиться

​Ваха рассказывает, что домашнего уюта было недостаточно, чтобы избавиться от зависимости. Здесь он нашел «друзей», которые посоветовали ему «Лирику». А так как родные денег уже не давали, он решил обменивать вещи на препараты.

– Дома были скандалы, но когда все утихало, я снова что-нибудь уносил. Меня даже не волновало, что обо мне скажут люди, – говорит Ваха. – Но всему есть свой предел. Однажды ночью я снял с мамы золотые сережки. Пришел только под вечер следующего дня, а дома «скорая». Мама так плакала, что у нее случился сердечный приступ. Тут я и подумал: «Куда же я качусь?»

В местный наркологический диспансер семья Умаровых обратиться не решилась. Несмотря на скандалы и неадекватное поведение Вахи, им удалось сохранить все в тайне от соседей. Лечиться решили в Ростове. И Ваха честно признается, что иногда ему все-таки хочется «побыть слабым».

– Бывает, мечешься по ночам в комнате из угла в угол: все тело ломит, голова гудит, внутри всего трясет от злости, – рассказывает Ваха. – В этот момент я думаю только о таблетках. Поэтому я прошу запереть меня в комнате, а сам встаю на молитвенный коврик. И пока мне не становится легче, не перестаю молиться. Не знаю, что завтра будет. Но могу точно сказать: лишь вера помогает мне держаться.

Источник: kavpolit.com



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: