smsSMS
phone8 938 014 68 33
mailmagaslife@gmail.com

Кавказский «Гуантанамо». Правозащитники обнаружили во Владикавказе секретную тюрьму МВД и СК

« Назад

10.06.2016 15:44

В первых числах июня, во время подготовки выездного заседания Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) о ситуации в республиках Северного Кавказа, несколько членов Совета (Андрей Бабушкин, Игорь Каляпин, Елена Масюк) решили посетить ИВС г. Владикавказа. СПЧ здесь ждали: за несколько дней до нашего прихода из изолятора вывезли всех арестантов, ни одного не оставили. Идеальная стерильность. Но следы пребывания людей всегда находятся. Вот мы и попросили сотрудников изолятора предоставить нам для ознакомления журналы регистрации прибытия и убытия, медицинских обращений и заявлений задержанных. Журнал прибытия и убытия нам выдать наотрез отказались, заявив, что там содержится секретная информация. Ну ничего, мы и по другим записям все поняли.

Вот, например, Зангиев Чермен. Находился в ИВС с 3 марта 2016 года. Последняя запись, где фигурирует его фамилия, датируется 31 мая. Дальше. Таутиев Эрик. Содержался в изоляторе с 20 февраля этого года. Последняя запись о его пребывании также сделана 31 мая. Зассеев Инал находился в ИВС с 19 февраля по 25 мая 2016 года. Почему я так фиксирую точные даты нахождения задержанных в стенах ИВС Владикавказа? Дело в том, что, согласно ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в ИВС арестант может содержаться не более 10 суток, а дальше его нужно либо освобождать, либо переводить в СИЗО. Здесь же явное нарушение закона! До момента массового вывоза заключенных из ИВС они содержались там больше двух месяцев.

В журнале медосмотров за 5 месяцев этого года нет ни одной жалобы от арестантов, нет данных и о телесных повреждениях. Все записи сделаны словно под копирку. Причем в журнале фамилии заключенных не значатся, лишь подписи. Спрашиваем: «Почему нет фамилий? Чьи это подписи? ««Ну, их подписи, кто здесь был, — отвечают нам сотрудники. — Фамилии мы не пишем, чтобы они не могли узнать, кто еще сидит в изоляторе». Полнейшая конспирация!

С нами по изолятору ходит местный, осетинский, прокурор по надзору. Отведя в сторонку, поясняет: «Вы поймите, их здесь так долго держат для их же безопасности! Знаете, сколько жизней на их счету?!» Да, странная позиция для прокурора. Вместо того чтобы стоять, что называется, на страже закона, он оправдывает его нарушение. То есть прокурор фактически говорит о том, что в учреждениях ФСИН существует угроза жизни ряду заключенных и поэтому их держат в ИВС МВД.

Еще выяснилось, что изолятор этот не подчиняется МВД Северной Осетии, а находится в ведении Временной оперативной группы МВД РФ в Республике Северная Осетия-Алания (ВОГ МВД РФ в РСО-А) и фактически используется как тайная тюрьма МВД и Следственного комитета.

Так что же это за заключенные, которым не гарантируется безопасность в учреждениях ФСИН? В последней записи в журнале перемещений внутри изолятора видим фамилии: Зангиев, Таутиев, Зассеев, Яшкин, Дзитиев. Проверяем, действительно ли эти лица проходят по делу банды Аслана Гагиева, на счету которой десятки заказных убийств. Некоторые из этой банды задержаны были еще в 2014 году. Тогда что же они сейчас делают в изоляторе временного содержания? Они должны быть или в СИЗО, или в колонии. Вот, например, Таутиев был арестован в августе 2014 года. А сейчас мы обнаружили, что в течение почти полутора месяцев он находился в ИВС Владикавказа. Как это может быть? Это же прямое нарушение закона.

Но, как мы выяснили, не все из содержащихся долгие месяцы в ИВС Владикавказа убийцы. Неправду сказал нам прокурор. Например, в этих стенах еще за несколько дней до нашего посещения содержался бизнесмен и муниципальный депутат от «Единой России» из г. Туапсе Александр Фириченко. И еще здесь был глава администрации Ставрополя Игорь Бестужий. У этих людей исключительно экономические статьи. Находясь несколько месяцев именно в этом изоляторе, глава администрации Ставрополя дал признательные показания, а потом от них отказался, сказав, что сделал это под пытками.

2012 год. Пресс-конференция адвокатов экс-мэра Ставрополя, пропавшего на 2 месяца в ИВС Владикавказа

О пытках говорят все, кто прошел через ИВС Владикавказа. С несколькими из бывших сидельцев мы встретились в СИЗО Нальчика и Черкесска. Имена не называю в целях безопасности людей.

Рассказ № 1

 «Меня держали в ИВС Владикавказа в январе и феврале 2015 года. Требовали показаний на людей. Я отказывался. Тогда стали пытать. Пристегивали к решетке и держали так по 3—4 дня. Били руками и палками по голове. Душили пакетом. Ток подключали. Я сознался в том, что хотели. Потом уже отказался, когда оттуда уехал. Очень плохо мне тогда было. Но медик осмотрел меня только дней через двадцать. Сказал: «Ну есть у тебя какие-то повреждения, ну и что? Жив ведь, и хорошо». Прокурор один раз зашел, спросил: «Чё синий?» Я рассказал. Он кивнул и ушел. Адвокатов ко мне не пускали. Родственникам не сообщили, где я, а когда они узнали и принесли передачку, то сотрудники изолятора отказались ее принимать. Члены ОНК не приходили. Во время комиссии нас всех вывезли в ИВС г. Железноводска».

Рассказ № 2

 «Я находился в ИВС Владикавказа полтора месяца. Это было в начале 2015 года. Требовали от меня признательных показаний. Меня спускали вниз, в подвал, где сажали в маленькое помещение типа клетки с целлофановым пакетом на голове. Держали там по 3—4 дня. Руки сзади в наручниках. Руки ничего не чувствовали. Пакет не снимали все эти дни. Пот скапливался в пакете. По полпакета жидкости на голове было. Эта жидкость туда-сюда перекатывалась. В районе носа они делали маленькие дырочки. Пот тек вдоль носа. И это была жидкость, которую приходилось пить. Потому что в подвале не кормили и не поили.
Когда поднимали наверх, в камеру, то давали кусок черного хлеба и стакан воды. Это вся еда за сутки. Я там сильно похудел. Наверное, килограммов 30 сбросил.
Отбой в 10 часов. Ложишься спать. Тишина. Думаешь, как хорошо, сегодня никуда не вывозят. Можно поспать. А тут вдруг слышишь, как въезжает машина на территорию изолятора. Значит, за кем-то приехали. Думаешь, вдруг пронесет, вдруг не тебя. Но нет. Открывается дверь. Выводят. Надевают черный пакет на голову. Бросают в «Газель». Едем несколько минут. Скорее всего, это здание бывшего 6-го отдела МВД. Старое здание, трехэтажное, в частном секторе. Вытаскивают из машины, ведут наверх. Там человек 8—10. Все в масках. Главный у них Славик. Скорее всего, адыгеец он. Лет 35—36 ему. Они все по-русски говорят. Там были и осетины, и русские. Дальше на меня надевали огромный черный длинный пакет, видимо, мусорный, и заматывали скотчем. Ну, как мумия получаешься. Через 30—40 секунд уже весь мокрый. Сажают на кресло, скотчуют (приматывают скотчем) к креслу. Дальше в паху надрезают целлофан и присоединяют к гениталиям ток. Больно адски. Много не надо. Секунд 15 — и все: теряешь сознание. В первые разы под нос совали нашатырь. А затем (я вначале не понял, что это такое) такой жуткий запах, а потом дошло — это была бутылка с мочой. Там на дне было немного мочи, и когда на бутылку нажимали, оттуда выходили жуткие ядовитые пары. Вот нюхаешь эту гадость, приходишь чуть в себя, и опять током по яйцам. Опять вырубаешься.
Меня за эти полтора месяца раз пятнадцать так вывозили. Потом привозят обратно. Медсестра даст какую-нибудь таблеточку типа цитрамона или анальгина — и все.
Я там признался во всем. Потом, когда вывезли оттуда, отказался от своих показаний».

Адвокаты прошедших через ИВС Владикавказа, который в народе называют не иначе, как «Гуантанамо», неоднократно обращались с жалобами на систематическое применение пыток в отношении их подзащитных. И каждый раз получали отписки. Прокуратура Северной Осетии отвечала, что пыток в изоляторе нет.

Ну а как очередная комиссия должна приехать, так арестованных в полном составе вывозят в другие регионы Северного Кавказа. Об этом говорят как заключенные (см. выше Рассказ № 1), так и правозащитники. Например, в 2011 году, когда в ИВС Владикавказа прибыла делегация из Европейского комитета по предупреждению пыток, то никого из сидельцев она там не нашла. Накануне всех заключенных увезли в изолятор села Успенское, что в Краснодарском крае. Вот и сейчас так же: СПЧ с проверкой — а арестантов уже давно вывезли…

Секретной тюрьмой под видом ИВС должна заняться Генпрокуратура РФ. Сотни людей из многих регионов России здесь были подвергнуты пыткам. Именно пытками и нечеловеческими условиями содержания у заключенных выбивались и продолжают выбиваться нужные следствию показания. Этот пыточный конвейер должен быть остановлен.

Источник: Новая газета


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: