smsSMS
phone8 938 014 68 33
mailmagaslife@gmail.com

«Это было некрасиво со стороны главы Республики Калмыкия»

« Назад

15.04.2016 11:21
Глава Минспорта Дагестана – о скандальном инциденте со статуей Будды
Магомед Магомедов. Фото: riadagestan.ru
Магомед Магомедов. Фото: riadagestan.ru

usahlkaro Николай ПроценкоАвтор статьи

Министр физической культуры и спорта Дагестана Магомед Магомедов (Большой Махач) в интервью КАВПОЛИТу рассказал о некоторых ранее неизвестных деталях инцидента вокруг статуи Будды, случившегося несколько дней назад в Элисте.

По словам Магомедова, видеозапись извинений, которые от лица всего народа Дагестана принес во время визита в Калмыкию премьер-министр республики Абдусамад Гамидов, изначально планировалась для выпуска в эфир только в крайнем случае, но оказалась в открытом доступе практически сразу.

Глава Минспорта Дагестана убежден, что борец Саид Османов, находящийся сейчас в СИЗО в Калмыкии, не совершал большинства тех действий по осквернению статуи, которые ему ставят в вину.

– Какова ваша версия событий, случившихся в Элисте?

 

– Прежде всего, турнир в честь героя Советского Союза Городовикова, на который поехали наши спортсмены, – это не было наше календарное мероприятие, мы туда никого не командировали и эту поездку не финансировали. Это был, так сказать, братский визит, такое практикуется между тренерами. Все знают, что дагестанская школа борьбы – одна из самых сильных в мире, и присутствие наших спортсменов – это авторитет для любого турнира.

 

Утром 2 апреля мне поступил звонок от председателя правительства Дагестана Абдусамада Гамидова: «Вы слышали, что произошло в Калмыкии?» До этого мне уже звонили по этому поводу, и краткая информация о том, что там случилось, у меня была. Я ответил: да, определенное представление у меня есть. После этого мы выехали в Калмыкию, нас сразу принял у себя глава республики, в присутствии силового блока.

 

– Что вам рассказали об инциденте?

 

– Никакой новой информации, кроме той, что у нас уже была, на этой встрече нам не сообщили. Нам показали фото борца, который достает ногой до верхней части статуи Будды, этот снимок на тот момент уже был выложен в интернете. Я тогда еще не видел статую, с которой связано это дело, и подумал, что, наверное, у этого борца хорошая растяжка.

Кроме того, мы на тот момент не видели наших спортсменов и тренеров, которые были в Калмыкии. Очевидцы и свидетели уехали в Дагестан к тому моменту. Если бы у нас была информация, мы бы, конечно, повели себя по-другому. К тому же мы не знали в лицо Саида Османова – у нас же борьбой занимается целая армия, около 50 тысяч человек. То есть мы не могли по той фотографии, которую нам показали, определить – он это или не он.

Но сейчас, когда фото Османова стало доступно в СМИ, все могут убедиться, что это не он. Также можно увидеть фото статуи, она довольно высокая, достать ногой до ее верха практически невозможно.

Буддизм – это одна из древнейших религий. Будда в исламе относится к числу пророков, так же, как Иса и Муса, и кто может что-то плохое говорить в их адрес?

Но, повторю, мы обо всем этом на момент приезда в Калмыкию не знали. Поэтому понятно, какой была наша первая реакция: как он мог позволить себе такое? Буддизм – это одна из древнейших религий. Будда в исламе относится к числу пророков, так же, как Иса (Иисус – прим ред.) и Муса (Моисей – прим. ред.), и кто может что-то плохое говорить в их адрес?

 

Далее мы пообедали, и в семь часов вечера состоялась вторая встреча с Алексеем Орловым, которая была заснята на камеру. Орлов сказал, что видео делается на всякий случай, если вдруг произойдет возмущение народа. Абдусамад Мустафаевич извинился перед калмыцким народом и руководством Калмыкии – эту запись все видели.

 

Затем мы отправились обратно в Дагестан, и не успели мы проехать километров 15-20, как нам позвонили и сказали: посмотрите, уже на всех сайтах показывают.

– Какова ваша оценка действий руководства Калмыкии?

– Я считаю, что это было некрасиво со стороны главы Республики Калмыкия, хотя не мне его судить. Поэтому, когда появилось это видео, я решил разобраться во всех деталях того, что произошло. Конечно, глава правительства и глава республики тоже не сидели сложа руки.

Оказалось, что наши парни шли по парку мимо храма Будды, делали трансляцию в сети «Перископ», и Османов в этот момент выругался. Я этот поступок, конечно же, осуждаю – ни один человек не имеет права оскорблять религию других народов, даже если этот народ враждебный. Точно так же считают все дагестанцы.

 

Но ведь этот парень только выругался, ничего другого не было. Он не мочился на статую и не задирал ногу. На фото, которое распространяется в интернете, изображен совсем другой человек, не Саид Османов. Они даже не заходили в этот храм. Парни, которые были с Османовым, в этом поклялись. Мы вообще не знаем, что послужило причиной того, что этот парень оказался на коленях.

 

– То есть вы считаете, что в действиях Османова отсутствовал состав преступления, которое ему вменяют?

 

– Я не знаю, какие санкции предусмотрены Уголовным кодексом за ругань, но могу сказать, что в тех деталях, которые стали достоянием общественности, эта история высосана из пальца.

– Насколько адекватной, на ваш взгляд, была сама форма извинения – от всего дагестанского народа?

– Это святая обязанность каждого руководителя. Иногда мы судим о целых народах по поступкам их отдельных представителей, и эти ошибки людей могут отражаться на отношении ко всему народу. Мы должны были подумать о тех наших земляках, которые живут в Калмыкии, там 40 тысяч дагестанцев, и мы знаем, что стычки между калмыками и дагестанцами были неоднократно, там поджигали мечети, подбрасывали к ним свиные головы.

– Вы предпринимаете какие-то усилия, чтобы Османова перевели из Калмыкии в Дагестан?

– Мы такую работу ведем, насколько это возможно. Председатель правительства относится к этому с пониманием. В тот же вечер, когда произошел этот инцидент, нам позвонил представитель Дагестана в Калмыкии и сказал, что в тюрьме над нашим парнем могут надругаться.

Чтобы этого не произошло, мы на кого только ни вышли – от органов исполнения наказаний до всевозможных инстанций. Я лично связался по этому поводу с депутатами Госдумы Ризваном Курбановым, Магомедом Гаджиевым и Гаджиметом Сафаралиевым, с депутатами Народного собрания Дагестана.

Подводят нашего парня к статуе Будды и говорят: давай, мочись сюда. У меня вопрос к правоохранительным органам Калмыкии: если вы так уважаете Будду, зачем вы заставляете делать это?

 

 

Хотелось бы, чтобы в разрешении этой ситуации приняли участие и коллеги из Калмыкии, но вместо сотрудничества мы видим очень странный следственный эксперимент. Подводят нашего парня к статуе Будды и говорят: давай, мочись сюда. Он, конечно, отвечает: я этого не делал и не собираюсь этого делать.

 У меня вопрос к правоохранительным органам Калмыкии: если вы так уважаете Будду, зачем вы заставляете делать это?

 – Через несколько дней после инцидента в Элисте в интернете была выложена аудиозапись с якобы вашим голосом, где говорилось, что дагестанский борец не должен был становиться на колени. Это в самом деле ваши слова?

 – Все, кто меня знает и слышал мой голос, знает мой лексикон, сказали: это не он. Я хотел бы видеть лично того человека, который разместил эту запись. Если кто-то хочет сделать заявление в мой адрес, пусть делает его от себя. Конечно, многие восприняли это так – мол, Махач молодец, какие мощные заявления. Я считаю, это ненормально. Тому, кто это сделал, в один прекрасный день Всевышний пошлет такое же.

– А что вы можете сказать о самом Саиде Османове? О нем почти нет никакой информации.

 

– У него прекрасная семья – отец, мать, двое братьев и сестра. Он всегда был готов за друга душу отдать. Он же сам признался, что выругался, чтобы не было претензий к другим. Ему ведь предлагали: давай мы тебя скроем. А он сам проявил инициативу, признался, что это он сказал. Я разговаривал с его друзьями, одноклубниками, о нем отзывались очень хорошо. Никаких претензий к нему не было.

 

– Сразу после инцидента в Элисте было сказано, что Саид Османов больше никогда не будет заниматься борьбой. Вы согласны с такой позицией?

 

– Это чье-то глупое заявление. Кто ему может запретить? Если он захочет, он будет заниматься любым видом спорта, хоть фигурным катанием. Он крепкий парень, и если ему дадут срок – отсидит и выйдет.

 

Но я не хочу, чтобы в его отношении было предпринято что-то неправильное. Я сам отец, у меня есть такие же дети, как этот парень, есть племянники, у меня есть Дагестан, у меня есть Россия.

​Регулярная переаттестация тренеров – это наша работа, мы ее делали и делаем

 

 

– А насколько, по вашему мнению, долго продлится «разбор полетов»? Например, сколько времени займет переаттестация тренеров, о которой было заявлено?

 

– Мы этим и так занимаемся периодически, и это никак не связано с историей в Элисте. Регулярная переаттестация тренеров – это наша работа, мы ее делали и делаем. Мы регулярно проводим совещания и пошагово проходим по всем аспектам жизни наших спортсменов.

 

– Как вы в целом оцениваете уровень воспитательной работы со спортсменами в Дагестане? Вы в свое время говорили, что есть немало случаев, когда спортсмены уходят в лес. С тех пор их стало меньше?

 

– Прогресс налицо. Когда начинались события в Сирии, то, о чем вы говорите, имело место, спортсменов даже возвращали с границы. Сегодня таких случаев нет, но мы продолжаем работу по профилактике.

 

Почему молодежь, независимо от того, спортсмены или нет, заблуждается? Они не знают, что такое ислам. Поэтому за каждой спортшколой у нас закрепляется представитель духовенства, традиционного ислама, и после каждой тренировки полчаса посвящается беседе о религии.

 

Нас часто просят, чтобы мы послали свою команду, потому что присутствие Дагестана повышает престиж любого турнира

Когда я стал министром, салафиты и последователи традиционного ислама раздельно молились. С каждым я разговаривал, и теперь разделения между ними нет, они молятся вместе. Куда бы ни ехали наши спортсмены, я в первую очередь говорю о том, как они должны себя вести, об уважении к тому краю или той стране, в которую они отправляются.

Фото: riadagestan.ru

Нас часто просят, чтобы мы послали свою команду, потому что присутствие Дагестана повышает престиж любого турнира. Часто спортсмены возвращаются с благодарственными письмами. Вспомните историю в Хабаровске, когда наши боксеры спасли 24 человек из горящего трамвая.

 

– То есть выговор в ваш адрес со стороны главы Дагестана можно считать несправедливым решением?

 

– Власть есть власть, ей всегда виднее. Дали выговор – и дали, значит, так было нужно. Хотя я не хочу сказать, что у нас все гладко с воспитательной работой. В республике 186 спортшкол, на нашем балансе – всего 41, и связь родители – школа – тренер действительно несколько утрачена. Но мы начали работу в этом направлении еще в позапрошлом году, не надо думать, что мы сейчас будем заниматься кампанейщиной.

 

Редакция КАВПОЛИТа благодарит за помощь в подготовке интервью коллег из еженедельника «Черновик».

 

Магас лайф



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: